Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Саша Лоткова - суд, или справедливость?

Понедельник, 17.12.2018

Самооборона и преступление

Самооборона в нашей стране – это преступление! Нет, если мы почитаем Уголовный Кодекс, и Постановление пленума Верховного суда РФ от 27 сентября 2012 года – это не так. Но одно дело законы, написанные на бумаге, и совсем другое дело – правоприменительная практика. Самооборонщинков судят даже не за превышение пределов необходимой самообороны, а по тяжким статьям. Например, умышленное убийство, как это было, например, в случае с Иванниковой. Или по статье умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, как это случилось с Александрой Лотковой.

 

Путем процессуальных хитростей извратить дело о самообороне в умышленное преступление очень просто. Для начала дело делится на два эпизода – нападение преступника, и защиту обороняющегося. По делу о нападении выносится отказной материал. Формально получается, что не было преступления, от которого человек защищался. Значит, его действия квалифицируются как умышленное преступление, а преступник преврашается в пострадавшего. Именно это и случилось с Лотковой. Но там был еще один момент, как следствие запугало свидетелей защиты. На них завели уголовное дело по статье "разбой" по поводу кепок потерпевших. Их подобрал Хворостов, потом бросил. Когда напугали достаточно, дело о разбое прекратили.

 

Вариант второй. Следователь спрашивает оборонявшегося: «Скажите, вы же волновались, когда происходило дело?» Вы отвечаете: «Конечно, волновался». «Вот и хорошо, - отвечает следователь, - тогда это статья 107 УК РФ Убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего». И вас сажают в тюрьму. Если дело не закончилось смертью преступника, то оборонявшегося отправят за решетку по статье 109 УК РФ с аналогичной формулировкой. Умышленное причинение тяжкого или средней тяжется вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего.

Наши полиция-милиция, прокуратура и суд ведут свою историю от ЧК и Красного террора 20-х годов прошлого века. До сих пор они не утруждают себя доказательствами вины. А такого понятия, как доказательство невиновности они знать не хотят. У них монополия на право применения силы. Кого хотят – защищают, кого не хотят – не защищают. Но не смейте защищать себя сами – это самое страшное преступление, - покушение на монополию применить силу. Даже Евсюкова они по началу стали защищать и оправдывать, рассказывать, какой он хороший оперативник, и образцовый офицер. А посмотрите на видео, как повел себя полицейский на пару со стажером – они не хотели никого защищать. Вы думаете, это один такой полицейский? Нет. А кого хотят, они сажают в тюрьму. Судьба человека решается задолго до вынесения приговора. Право сильного от неприкасаемого суда и прокуратуры. Даже формальности не считают нужным соблюдать. А кто их проверит? Кто остановит? Да никто. Ни у кого нет таких полномочий. Вышестоящая инстанция? А чем они лучше?

Вопиющий приговор получила Александра Лоткова. Сейчас её обвиняют еще и в PRe. Но PR сделал не Лоткова, а суд, следствие и прокуратура. На сайте выложены документы – вы можете сами их прочитать. Там ложь и цинизм. Нестыковки в показаниях со стороны обвинения, и откровенный вымысел про стрельбу в лежачего. Показания стороны защиты проигнорированы полностью. При этом применена гениальная по своей абсурдности формулировка: «Оценивая показания свидетелей Зайцевой А.А., Ковальчук Е.С. Хворостова Д.С. Белозерова Д.А. и Гришина П.А являющихся очевидцами происшествия, суд не может признать их достоверными, т.к. заинтересованность каждого из них в исходе рассмотрения уголовного дела очевидна». (стр. 15 приговора.) 
Вот так… Показания ПЯТИ свидетелей, плюс самой Лотковой суд проигнорировал, и даже не счел нужным записать. Хотя эти показания более складные, чем у стороны обвинения. Заинтересованность дравшихся оппонентов - Курбанова и Белоусова, - для криворучкиного суда не очевидна. Присутствовавшие на месте происшествия полицейские, которые своим бездействием совершили должностное преступление и вскоре были уволены, тоже не заинтересованы? Ведь за их бездействие уголовное дело нужно заводить, а не просто увольнять. Нет, суд считает их незаинтересованными. Но мы тоже не будем судить полицейских слишком строго, т.к. из их показаний становится ясно, что Саша не стреляла в лежачего Белоусова. 

И всё-таки приговор один раз называет Лоткову потерпевшей. Читаем, страница 17 приговора, 3-й абзац: «О противоправности поведения потерпевшей свидетельствуют те обстоятельства, что после применения оружия… Лоткова не сообщила в органы внутренних дел…  ». Ну, извините, три года тюрьмы за это многовато будет.

 

Дело доходит до того, что преступники, получив отпор, угрожают несостоявшейся жертве: «Вот мы на тебя сейчас заявление напишем – сядешь!» И действительно, приходит полиция, и от нее уже отбиться не так-то просто.

 

Поэтому у самооборонщиков есть негласный закон: "Защищался? Беги, и никому об этом не рассказывай!"

Суд вынес яркий антисоциальный, дерзкий, агрессивный и опасный приговор, направленный не столько против Александры Лотковой, сколько против людей, которые в будущем решат самостоятельно защищать самих себя, или кого-то еще от преступных посягательств.

  

Суд дал понять, что наказание за необходимую оборону  увеличивается. Теперь те, кто будут защищаться, пусть не надеются на условный срок, или на колонию-поселение.  Их ждет тюрьма. 

До сих пор в обществе обсуждалась наша полиция в связи с несправедливостью, а то и преступлениями полицейских. Суд и прокуратура оставались неприкасаемыми, потому что их дела покрыты завесой «тайны следствия». Наверное, впервые в истории, приговор и материалы уголовного дела выложены в сети. Люди его читают, и возмущаются несправедливостью суда.  Именно вопиющей несправедливостью и подтасовками суд сделал себе PR.  А именно – ложь про первый выстрел в упор, и последний в лежащего не стыкуется даже с показаниями свидетелей обвинения. Это чистая выдумка криворучкиного суда.